УКРАИНА

главная

 

экономика

 

политика

 

общество

Зимуя на стульях
5-12-2013, 21:02 | Политика |
 

   «Перезагрузка» Майдана в минувшее воскресенье (после разгона студенческих протестов в ночь с пятницы на субботу) способствовала тому, что из лексикона протестующих практически полностью исчезла евроинтеграционная фразеология. Пока наибольшую выгоду от этого извлекла партия власти, выпустившая на улицы митингующих бюджетников под европейскими знаменами.

 

 Не настроенные критически осмысливать действия власти (по крайней мере публично) сторонники президента и его команды вряд ли будут искать просчеты и огрехи в вильнюсской эпопее. Между тем без основательного разбора евроинтеграционных полетов, которые начались в 2007 г. и закончились ничем в конце 2013-го, демагогия власти на эту тему (внешнеполитический-то курс официально не меняется) может привести Украину к еще большим бедам.

 

 Стоит вспомнить, что переговорный процесс о создании зоны свободной торговли с ЕС фактически завершился два года назад — в декабре 2011 г. Как заявил тогда премьер-министр Николай Азаров УНИАНу, «Украина пошла на все разумные компромиссы. Не могу сказать, что этот договор нас устраивает. Мы видим и плюсы, и минусы. Но мы считаем, плюсы более значительные, поэтому приняли решение, что в исторической перспективе этот договор о зоне свободной торговли сыграет большую положительную роль в развитии нашей экономики и европейской интеграции».

 

 19 декабря 2011 г. по результатам саммита Украина—ЕС переговорный процесс о соглашении об ассоциации и создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли был завершен, а 30 марта 2012-го Украина и ЕС парафировали политическую часть документа и его экономический раздел. Т. е. на протяжении последующих почти двух лет согласованные нашими чиновниками и их зарубежными коллегами тарифы и нетарифные ограничения для различных групп товаров не претерпели никаких изменений.

 

 Разговоры о компенсации в 160 млрд. евро — для перевода отечественных предприятий на европейские экономические рельсы — начались менее чем за месяц до Вильнюсского саммита. И были с возмущением отвергнуты еврочиновниками.

 

 Еврокомиссар по вопросам политики и добрососедства Штефан Фюле заявил, что цифра 160 млрд. не вызывает доверия. Даже если растянуть ее на десятилетие переходного периода, получается, что ЕС должен ежегодно финансировать Украину примерно на 10% ее ВВП. Между тем опыт евроинтеграции центрально- и восточноевропейских стран говорит о том, что им оказывали помощь из бюджета ЕС в размере не более 0,2% их валового внутреннего продукта.

 

 Фюле упрекнул украинские власти в том, что адаптационные средства, необходимые для модернизации экономики, они рассматривают как затраты, а не как инвестиции.

В этом контексте действительно непонятно, как европейские деньги, если бы ЕС даже согласился оказать многомиллиардную помощь, осваивались бы в Украине. Неужели в правительстве настолько наивные люди, чтобы предположить, что зарубежные налогоплательщики будут спонсировать металлургические комбинаты Ахметова или химические заводы Фирташа? И что немаловажно, делать это в ущерб своим таким же предприятиям.

 «Папередники» подвели

 В отличие от безвозмездной помощи, частные инвестиции предполагают приобретение прав собственности на предприятия. Однако из крупнейших отечественных бизнесменов пока только единицы согласились поделиться такими правами с иностранными инвесторами, разместив акции своих компаний на европейских биржах.

 

 Остальные не считают возможным взять иностранцев в компаньоны и делиться с ними дивидендами, или их предприятия не соответствуют нормам, необходимым для первичного публичного предложения акций (IPO, Initial Public Offering).

 

 Как правило, в число таких требований входят: прибыльная деятельность на протяжении нескольких лет, предшествовавших IPO, следование международным стандартам финансовой отчетности, прозрачное управление, уважение прав миноритарных акционеров и т. д.

 

 В заочной полемике с Фюле Николай Азаров вынужден был признать, что на переговорах украинские чиновники на поднимали вопрос о компенсации в 150—160 млрд. евро. Тема помощи начала обсуждаться в последние дни перед Вильнюсом. Хотя на саммите вице-премьер Сергей Арбузов утверждал, что последние полгода постоянно озвучивал эти цифры.

 

 По его словам, соответствующие документы от него получили еврокомиссары Карел де Гухт, Януш Левандовский, Олли Рен и тот же Штефан Фюле.

 

 Но «озвучивать цифры» и требовать компенсации, когда технические документы уже парафированы, все же разные вещи. Поэтому приходится констатировать, что на переговорах в Вильнюсе украинская сторона показала себя европейцам неадекватной и некомпетентной, а психологи сказали бы, что и неконгруэнтной*. И дальнейшие переговоры с этим же правительством Украины еврочиновники будут вести только формально.

________________________________
*Состояние целостности и полной искренности. Если личность чувствует, думает, говорит и делает одно и то же, в этот момент ее можно назвать конгруэнтной. Примеры неконгруэнтного поведения — лесть, ложь и пр.

 В свое оправдание нынешняя украинская власть может указать лишь на то, что начало переговоров с ЕС было положено в бытность премьер-министром Юлии Тимошенко, которая дала указание своим подчиненным всячески форсировать переговоры об ассоциации. Непонятно, почему об этом не говорят в правительстве Азарова? Возможно, потому, что пластинка о вине «папередников» уже сильно затерта и не воспринимается аудиторией.

 

 Но вместо нее наши переговорщики в Вильнюсе использовали не лучшую тему — российского давления на украинскую экономику. Как заявил на встрече с канцлером Ангелой Меркель президент Виктор Янукович, «я один противостоял России три с половиной года». После этого ехать на переговоры в Россию с надеждой на хороший результат как-то странно.

 

 Хотя правительству стоит все же признать, что оно слишком поверхностно подошло к вопросу, не учло последствия и перспективы пребывания страны в двух зонах свободной торговли одновременно — ЕС и СНГ. Своевременно не ознакомило общественность с текстом соглашения об ассоциации с ЕС.

 

 Более того, люди, знакомые с процессом подготовки соглашения изнутри, утверждают, что более 20 раундов переговоров с еврочиновниками, каждый по нескольку месяцев, с бюрократической стороны были проведены из рук вон плохо.

 

 Отраслевые бизнес-ассоциации, особенно на начальной стадии, в них не участвовали или участвовали формально. Хотя именно они должны были проделать огромную ознакомительную и аналитическую работу с подшефными предприятиями, довести до них информацию о готовящихся пошлинах или квотах, высказать европейской стороне претензии и пожелания украинских производителей.

 

 Есть даже версия, что чиновники больше занимались шопингом и проводили время в европейских ресторанах, нежели за столом переговоров, и все подписывали не глядя. И это якобы вызывало недоумение даже у их коллег-европейцев.

 

 С точки зрения экономической идеологии украинские делегации исповедовали псевдолиберальную, т. е. всерьез полагали, что чем быстрее уйдут в небытие экономически неэффективные предприятия, тем быстрее на их место придут новые. Не учитывая социальные последствия и конъюнктуру рынка.

 

 Кроме того, украинские переговорщики не использовали компенсаторные механизмы международной торговли, когда просчитывая ущерб конкретных отраслей от обнуления пошлин, параллельно ведут переговоры о создании в стране новых технологических переделов в тех же отраслях или об усилении смежных направлений внешнеэкономической деятельности, изыскиваются конкретные инвесторы, которым дают гарантии сохранности инвестиций и доступа на внешние рынки.

 

 После парафирования соглашения украинские власти проиграли информационную войну сторонникам Таможенного союза, которые, в отличие от адептов проевропейского вектора развития, использовали цифры, а не голые лозунги. Хотя при желании чиновники могли бы воспользоваться экономической статистикой стран-соседей. После нескольких лет спада после вступления в ЕС все они показали приток инвестиций, рост экспорта и усложнение выпускаемой продукции.

 

 Справедливости ради стоит сказать, что переориентация украинских товаров на европейский рынок проходила бы более болезненно и с большими потерями, чем, например, польских или чешских. Но ведь евроинтеграторы даже не пытались «манипулировать» макроэкономическими показателями стран новой Европы.

 Проиграли на старте

 До самого последнего времени общественные институты, существующие на зарубежные гранты (think tanks), не проводили исследований о влиянии евроинтеграции на экономику Украины и не тиражировали исследования подобных государственных организаций. А если и проводили, то результаты не обнародовали.

 

 Так, например, в конце 2012 г. Национальный институт стратегических исследований (НИСИ) опубликовал аналитический доклад «Риски европейского интеграционного проекта: вызовы и возможности для Украины». Однако этот документ не особо известен широкой публике. Наверное, потому, что, с одной стороны, он декларировал для Украины «своеобразный шанс на ускоренную и более глубокую интеграцию в общий европейский рынок» при условии «взвешенной высокопрофессиональной политики» («благодаря» кризису в еврозоне), а с другой — содержал выводы о дестабилизирующей роли кризисных процессов в ЕС для слабых экономик, в том числе украинской. А также о возможности сильных экономик Европы в кризисный период истощать слабые.

 

 В общем, власти оказались не готовы к открытой дискуссии о внешнеполитическом курсе страны, предпочтя ей декларативные мероприятия и заклинания. Когда же «регионалы» попытались «спрыгнуть с евроинтеграционной иглы», это оказалось не так просто.

 

 Последние события показали, что продолжение евроинтеграционной риторики является для Виктора Януковича единственной возможностью удержаться у власти, не оказавшись изгоем в международной политике с точки зрения ее крупнейших игроков — США и Европы.

 

 Поэтому уже в ближайшие месяцы можно ожидать, что наши чиновники будут с удвоенным старанием убеждать общественность в том, что ничего страшного в Вильнюсе не произошло, даже наоборот — контакты Украины с ЕС стали более осмысленными, а подписание соглашения об ассоциации непременно произойдет в самое ближайшее время. Мозговые центры, действующие на западные гранты, оживятся и попытаются подвести под евроинтеграцию серьезную экономическую базу, чтобы западный вектор выглядел конкурентоспособным по сравнению с восточным.

 

 Между тем глубоко символично, что первый свой визит после Майдана Виктор Янукович совершает не в Вашингтон или Брюссель, а в Пекин и Москву. Поскольку именно они могут предоставить Украине помощь для поддержания стабильности курса гривни и социальных программ.

 

 Сейчас в информационном пространстве циркулируют слухи о том, что в столице Поднебесной украинский президент планирует получить товарный кредит на $5 млрд. Скорее всего, большая часть этой продукции будет продана отечественным компаниям, а деньги поступят в бюджет.

 

 В Белокаменной Виктор Янукович, скорее всего, предложит РФ принять более деятельное участие в жизни наших стратегических предприятий. В рамках этой миссии вице-премьер министр РФ Дмитрий Рогозин уже сейчас объезжает украинские заводы бывшего общесоюзного ВПК. В Днепропетровске он посетил ракетостроительный завод «Южмаш». В Запорожье собирался побывать на моторостроительных — ЗМКБ «Ивченко Прогресс» и ПАО «Мотор Січ», но поездка не состоялась по техническим причинам. В Николаеве российского чиновника интересуют судостроительные мощности. К ним можно смело прибавить предприятия энергетического машиностроения и атомной энергетики (особенно оставшиеся в госсобственности), а также авиастроения и оружейной промышленности. Некоторые из них опережают российские по уровню разработок и добились заметных успехов на мировом рынке.

 

 Прогнозируют, что самые дееспособные из украинских предприятий ВПК вскоре могут пополнить ряды профильных российских госкорпораций

В команде президента полагают, что эти уступки позволят Виктору Януковичу перезимовать и начать подготовку к выборам 2015 г., продолжая сидеть на двух стульях. С одного он может говорить о европейских устремлениях населению Западной Украины, а с другого — о сближении с Россией и странами СНГ — жителям Восточной.

 

 Хотя как долго можно вести двуличную политику, непонятно. Если ранее «многовекторность» Украины раздражала только Москву, то теперь обманутыми себя чувствуют и европейские политики.

 

 Тем не менее, отдав России крупнейшие стратегические предприятия юго-востока, Виктор Янукович не только продлит себе политическую жизнь, но и заложит фундамент под будущий раздел государства между РФ и ЕС. Зачем ему это надо? Своя рубашка всегда ближе к телу.

Ярослав ДМИТРЕНКО

Автор: | Комментарии (0) | Просмотров: 6629