УКРАИНА

главная

 

экономика

 

политика

 

общество

Активизация не прошла. Будем стимулировать
5-09-2013, 20:42 | Экономика |
 

   Отношения с крупнейшим внешнеторговым партнером Украины — Россией, на которую в минувшем году пришлось 25,6% украинского экспорта товаров в денежном выражении и 39,7% экспорта услуг, — ухудшаются. И это заставило Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ), возглавляемое Игорем Прасоловым, вспомнить о недостающем звене активизации экономики, курс на которую это ведомство провозгласило в начале нынешнего года.

 

 «Эрогенная» зона Кабмина

 

 В прошлом месяце Кабмин одобрил Концепцию создания системы господдержки экспорта и поручил МЭРТ в трехмесячный срок подать на утверждение правительства план мероприятий по ее реализации.

 

 Как идет работа над этим документом, в МЭРТ не комментируют. Однако из концепции вытекают определенные ключевые направления, прежде всего следующие.

 

 Оптимизация товарной структуры экспорта, предполагающая увеличение доли продукции с высоким уровнем добавленной стоимости, особенно за счет высокотехнологичных и наукоемких производств.

 

 Географическая диверсификация традиционного экспорта отечественных товаров (для чего требуется проанализировать спрос на них и выявить наиболее перспективные зарубежные рынки).

 

 Внедрение новых, современных подходов к представительству внешнеэкономических интересов страны за границей.

 

 Налаживание и совершенствование механизмов государственной финансовой поддержки экспортной деятельности (кредитование, гарантирование и страхование экспорта).

 

 Обеспечение комплексной информационной поддержки субъектов внешнеэкономической деятельности.

 

 Формирование механизма внедрения результатов научно-исследовательских и исследовательско-конструкторских работ и освоение выпуска новых видов отечественной продукции для экспорта.

 

 Улучшение условий для привлечения инвестиций, направленных на модернизациюэкспортоориентированных производств.

 

 Усовершенствование законодательства о господдержке украинских экспортеров во время их участия в международных тендерах за границей.

 

 Обеспечение поддержки участия в международных выставках.

 

 Развитие и внедрение систем сертификации, управления и контроля качества.

 

 Поддержка и развитие инфраструктуры отечественного АПК и содействие в сбыте агропродукции, в том числе с помощью дипломатических представительств страны за границей.

 

 Усовершенствование материально-технической базы фармацевтической отрасли и медицинского оборудования, продвижение их продукции на новые рынки и закрепление на уже освоенных.

 

 Стимулирование производства и экспорта продукции высокотехнологичных отраслей, особенно авиастроения, судостроения, оборонно-промышленного комплекса, космической отрасли и т. д.

 

 Поддержка развития транспортной инфраструктуры и продвижение логистических услуг.

 

 В Программе активизации экономики Украины на 2013—2014 гг., утвержденной Кабмином зимой этого года, об усилении экспортной составляющей говорилось только вскользь. Гораздо больше внимания было уделено импортозамещению. Это объяснялось существенным ухудшением внешнеторгового баланса в 2012 г. и усилением ожиданий девальвации национальной валюты. По итогам прошлого года отрицательное сальдо от торговли товарами и услугами выросло на 26%, достигнув $9,027 млрд. Правда, отрицательный баланс от торговли товарами (-$15,85 млрд.) несколько скрашивается положительным сальдо от торговли услугами ($6,82 млрд.).

 

 Заработки стране традиционно приносят перекачка природного газа и аммиака по нашей территории ($3,25млрд.), услуги морского ($1,08млрд.), железнодорожного ($945 млн.) и воздушного ($872млн.) транспорта, технические услуги, такие как проектирование промобъектов за рубежом ($821 млн.), а в последние годы — и компьютерное программирование ($499 млн.).

 

 Самый простой путь в этой ситуации в Кабмине узрели в сокращении импорта товаров. А резервы — в уже анонсированных или реализуемых промышленных проектах, направленных на снижение зависимости украинских производителей и торговых сетей от завозного сырья и готовой продукции. Среди них можно выделить семь крупнейших:

— строительство компанией «Интерпайп» сталепрокатного комплекса в Днепропетровске, который позволит холдингу Виктора Пинчука полностью отказаться от российской и белорусской трубной заготовки и перейти на свою;

— модернизация производства крупногабаритного флоат-стекла и еще несколько инвестпроектов на ПАО «Лисичанский завод «Пролетарий» (Луганская обл.), благодаря чему должен наполовину снизиться импорт аналогичной продукции для стеклопакетов, преимущественно из Польши;

— строительство в Тернопольской, Львовской, Донецкой областях и АРК пяти крупных тепличных комплексов, которые позволят уменьшить импорт «зимних» овощей из Турции и Центральной Европы (наибольший из этих проектов — строительство Дмитрием Фирташем на его малой родине — в с. Синьков Тернопольской обл. — комплекса «Эдем-Ф» площадью 30 га);

— реконструкция в 2013—2014 гг. (с помощью госкредитов или без них) более чем полутора сотен животноводческих комплексов по всей стране;

— увеличение дотаций на приобретение аграриями посредством лизинга отечественной сельхозтехники;

— создание с помощью французской компании Danone кооперативов по переработке молока частными хозяйствами в нескольких регионах нашей страны;

— освоение отечественными предприятиями выпуска новых лекарств и ортопедических изделий для инвалидов, ветеринарных препаратов для животноводства и др.

 

 Очевидно, что некоторые из этих проектов направлены не только на замещение импорта, но и на развитие экспорта. Например, завершение той же «Днепросталью» комплекса по выпуску стальной заготовки предполагает увеличение производства и экспорта труб на 700 тыс. т, что в денежном выражении составит $700млн. А увеличение на 20% мощностей по переработке подсолнечника маслоэкстракционными заводами в Кировоградской, Винницкой и Донецкой областях автоматически повлечет за собой замещение семян в экспорте более дорогим подсолнечным маслом. И т. д.

 

 Однако прошло всего полгода после широкого обсуждения сверстанной госпрограммы активизации, а уже оказалось, что ее недостаточно. Теперь МЭРТ готово разродиться новой программой, которая обещает быть никак не менее, а то и более емкой, чем «активизационная».

 

 Наиболее очевидная причина «реформаторского зуда» чиновников — прогнозируемое ухудшение отношений Украины со странами Таможенного союза после подписания договора о создании ЗСТ с Евросоюзом: за этим событием, скорее всего, последует исключение Украины из ЗСТ стран СНГ.В начале года отечественным чиновникам и в страшном сне не привиделась бы такая реакция северного соседа на сближение с Европой.

 

 Между тем убытки нашей страны от создания ЗСТ с ЕС академик НАНУ Сергей Глазьев, советник российского президента, оценил в $2—5 млрд. ежегодно. Он, в частности, подчеркнул:

 

 «Подписание и вступление в силу Соглашения (с ЕС.— Ред.) ухудшит условия для развития и даже для поддержания экономических связей между Украиной и ТС по всем основным направлениям. Прежде всего это повлечет дальнейшее сворачивание научно-технического взаимодействия в авиастроении, энергетическом машиностроении, ракетно-космической технике, атомной промышленности и энергетике, судостроении. Разрыв кооперации в области высокотехнологичных и оборонных производств может привести к суммарному сокращению украинского экспорта до $2 млрд.».

 

 Кроме того, на треть, т. е. примерно на $600 млн., может снизиться объем импорта Россией украинских продуктов питания и сельхозпродукции. И на столько же — объемы денежных переводов от украинцев, работающих в РФ, в случае введения визового режима.

 

 Наконец, по завершении строительства «Южного потока» в 2015 г. на 70% снизится объем прокачки газа по нашей территории; в итоге поступления в казну упадут еще на $2,8 млрд. в ценах 2012 г.

 

 В общей сложности урон может даже превысить $5 млрд. Получив недвусмысленные сигналы от крупнейшего внешнеторгового партнера, украинские чиновники решили, что одной активизации экономики уже недостаточно, и принялись готовить еще одну программу для привлечения инвестиций.

 

 В конце августа Николай Азаров на своей страничке в Facebook анонсировал проведение в ноябре «специального форума с участием специалистов, которые готовят Давосский форум». Это мероприятие, надо полагать, затмит июньскую бизнес-конференцию ABC: Ukraine & Partners, посвященную Программе активизации экономики на 2013—2014 гг.

Ноябрьская конференция станет площадкой для презентации программы диверсификации экспорта. Итакая прозорливость как будто делает честь отечественным чиновникам... Если бы не то обстоятельство, что одной из наиболее явных причин, которые подвигли МЭРТ на разработку Концепции создания системы господдержки экспорта, стала утопичность Программы активизации экономики.

 

 Анализируя последнюю, многие эксперты еще весной замечали, что ее выполнение в полном объеме нереально. Теперь правильность этого прогноза начинает подтверждаться.

 

 Так, при объеме доходной части Госбюджета на 2013 г., равном 363млрд. грн., и дефиците более чем в 50 млрд. грн. чиновники только на текущий год запланировали выделить из общегосударственной казны и местных бюджетов на активизацию экономики сумму в 32 млрд. грн. А еще предусмотрено 215 млрд. грн. (т. е. $26,9 млрд., или 60% доходной части бюджета) поступлений из внебюджетных источников, в том числе в виде кредитов под госгарантии. На следующий год предусмотрены примерно такие же цифры.

 

 Между тем, по данным Госслужбы статистики, в первой половине нынешнего года нерезиденты инвестировали в нашу страну всего $2,7 млрд. А значит, чтобы планы ведомства Игоря Прасолова оправдались, во втором полугодии поток инвестиций должен вырасти практически на порядок.Есть ли основания уповать на такой поворот событий при неутешительных прогнозах международных экспертов о текущем состоянии нашей экономики? Вопрос риторический...

 

 Да и в Кабмине не верят в утвержденные им же цифры. Еще в июне Минфин скорректировал прогноз роста ВВП страны, понизив ожидаемый показатель до 1,0—1,5%, хотя ранее намечалось, что программа активизации должна дать прирост 2,5—3,4% в 2013-м и 3—4% — в 2014-м.

 

 Еще более сдержанны зарубежные эксперты. В частности, Всемирный банк считает, что в текущем году прирост ВВП в нашей стране не превысит 1%, а компания Ernst & Young (EY) ожидает показателя 0,3%.

 

 Новая программа развития экспорта сама по себе служит свидетельством провала Программы активизации экономики, утвержденной в начале года, и демонстрирует желание чиновников сверстать более реальный документ для съеживающейся, подобно шагреневой коже, украинской экономики.

 

 И вряд ли кто-то удивится, если в ноябре участники делового саммита увидят уже известные им проекты в новой упаковке.

 Спасибо, что предупредили

В последнем интервью журналистам ведущих украинских телеканалов Виктор Янукович рассказал, как ему лично приходится вникать в проблемы крупнейших экспортеров. В частности, не так давно президент выяснял у президента Туркменистана, почему его государство перешло на закупки иранских труб большого диаметра вместо украинских.

У американских президентов их украинские коллеги традиционно «выпрашивают» контракты для оборонно-промышленного комплекса. Характерный пример — более чем полумиллиардный (в долларах США) контракт на поставку Ираку бронетранспортеров БТР-4 и грузовых самолетов Ан-32, который фактически представляет собой плату за участие Украины в военной операции в этой стране.

 

 Для Египта, также не без участия американских дипломатов, «Укрспецэкспорт» собирается провести модернизацию (с заменой двигателей и вооружения) танков Т-62 производства «Уралвагонзавода» и бронетранспортеров OT-62 Topas польско-чехословацкого производства, поставленных в Северную Африку еще в 60-х годах прошлого века. Контракт также обещает быть многомиллионным.

 

 Логика здесь проста. Чтобы не усиливать российскую оборонку, бывшие покупатели советского оружия, которые сейчас находятся в орбите Вашингтона, должны пользоваться услугами украинцев.

 

 В нынешней ситуации, когда наша страна рискует лишиться благосклонности российских властей, а вместе с ней и нескольких миллиардов от прокачки газа по своей территории, поставок металлопроката и сельхозпродукции, экономическая артикуляция украинских дипломатов наверняка усилится.

 

 Не будет ничего удивительного, если мы уже в конце нынешнего или начале следующего года узнаем о новом «грандиозном успехе» украинских оружейников или о нескольких контрактах поскромней. Вполне возможно, одно (а то и несколько) из государств — сателлитов США в Южной Азии или Африке закажет украинскую технику в счет предоставленной США финансовой помощи.

 

 Европейских же коллег украинские дипломаты этой осенью продолжат «мучить» по части анонсированных ранее проектов строительства новых металлургических заводов. Одно из таких предприятий — стоимостью 5—6 млрд. евро — до кризиса собиралась построить в Одесской обл. на берегу Черного моря австрийская группа Voestalpine.

 

 Менеджеров швейцарской компании Euroglas — одного из крупнейших производителей уже упомянутого флоат-стекла — наверняка продолжат осаждать подчиненные вице-премьер-министра Александра Вилкула, убеждая в необходимости потратить до $400 млн. на строительство еще одного завода в Днепропетровской области.

 

 Однако политические рычаги в отношении производства мирной продукции не действуют, если не решен вопрос ее сбыта. А с территориальной точки зрения и с учетом наполненности рынков соседних с Украиной стран продавать почти все произведенное у нас выгодно в России или Беларуси. Однако неуступчивая позиция российской администрации в вопросе одновременного присутствия в ЗСТ с ТС и с ЕС оставляет украинским властям очень мало шансов на это.

 

 Во всяком случае сложно говорить об успешной диверсификации сбыта высокотехнологичной продукции украинских аэрокосмической отрасли, авиастроения, энергетики и машиностроения.

 

 Например, пока не увенчались успехом попытки отечественных ракетчиков договориться с китайскими или индийскими коллегами о строительстве в нашей стране завода по производству маршевых ракетных двигателей — на замену российским. Азиатам это невыгодно с экономической точки зрения, а США или России — с политической.

 

 Не менее затратная задача — замена российских комплектующих для проектируемых у нас самолетов. Многочисленные контракты концерна «Антонов», связанные с поиском таких возможнстей, пока ограничиваются созданием сборочных производств в Иране, Казахстане или Индии. Однако большинство из соглашений — не более чем декларации о намерениях.

 

 Не избегут проблем и энергетики. Хотя некоторые из них сейчас живут вполне сносно. Например, «Запорожтрансформатор» Константина Григоришина на равных конкурирует с такими мировыми грандами, как ABB, Siemens или General Electric, практически на всех континентах. Однако даже у этого предприятия удельный вес российских заказов превышает 50%. Еще в большей зависимости от РФ находится Сумское НПО им. Фрунзе, специализирующееся на производстве оборудования для нефтяной, газовой и химической промышленности. На предприятии объем российских продаж оценивают в 70%.

 

 Не сулят ближайшие годы радостей и вагоностроителям. Пребывая в «пространстве 1520 мм» (ширина железнодорожной колеи на территории постсоветских государств), поставлять готовые вагоны в Западную Европу, где ширина колеи 1435 мм, украинские вагонзаводы не будут. В лучшем случае ограничатся цистернами, а также колесами или другими комплектующими.

 

 Поэтому во время августовских «учений» на российской таможне было небесполезно наблюдать за реакцией «непримиримых» сторонников европейской интеграции Украины.

Один из ведущих рупоров данного «исторического выбора» — журнал «Український тиждень» (УТ) — августовский номер выпустил под шапкой «Хохлы, присоединяйтесь!» и всемерно старался убедить читателей, что «Кремль блефует»*, а зависимость украинской экономики от российской сознательно преувеличивается. При этом в качестве довода указывалось, что среди поставляемых россиянами «есть немало товаров, которые можно было бы заменить» отечественными; это, «например, продукция черной металлургии, химико-фармацевтической отрасли, пищепрома (особенно какао, кофе, чай, табак и изделия из них...), удобрения... продукция машино- и приборостроения».

 

 «Вполне уязвимой позицией» в российских поставках в нашу страну УТ назвал даже нефтепродукты и уголь, а в случае дальнейшего обострения торговых отношений призвал украинские власти развернуть ответную торговую войну с россиянами.

 

 Но приходится констатировать, что представленный сторонниками евроинтеграции анализ «уязвимых мест» российской экономики страдает преувеличениями. А вот оборотную сторону медали они не склонны рассматривать.

 

 Как неоднократно писали, во многих случаях украинские предприятия импортируют российское высокотехнологичное оборудование для создания собственной продукции с высокой добавленной стоимостью с последующим ее экспортом — в ту же Россию или другие страны. В полной мере это относится к аэрокосмической промышленности и авиастроению.

 

 Выпуск азотных удобрений невозможен без дешевого природного газа, а комплексных — еще и без фосфора или калия, завозимых из России и Беларуси.

Что же касается какао, кофе, чая, то, учитывая, что на территории ни Украины, ни РФ не выращиваются эти культуры, говорить о том, будто они могут стать инструментом торговых войн, по меньшей мере наивно.

 

 Все это прекрасно известно отечественным чиновникам, большинство из которых в нынешнем составе правительства имеют солидный опыт работы на промышленных предприятиях Восточной Украины. Поэтому российско-украинской торговой войны однозначно не будет. Будет отступление. И одно из свидетельств в пользу такого прогноза — смещение экономических акцентов с импортозамещения на экспортную ориентированность.

 

 Ведь отказавшись от серьезных обязательств перед Россией и ТС по обустройству евразийского пространства, украинские власти автоматически оказались в роли просителей инвестиций у будущих европейских партнеров. Подтверждает это и намеченная череда бизнес-конференций, деловых саммитов и инвест-форумов. Хотя публицистический эффект от них пока превышает реальную пользу.

Ярослав ДМИТРЕНКО

Автор: | Комментарии (0) | Просмотров: 938