УКРАИНА

главная

 

экономика

 

политика

 

общество

РАСПАД: Украинский лимитроф в геополитическом раскладе Евразии - 3
7-10-2012, 15:12 | Политика |
 

4. Российская Федерация: между Империей и «Московией»

Победа – дитя стратегии. Тот, кто хочет победить, прежде всего, должен руководствоваться чёткой, многоходовой стратегией, в которой реализация её тактических задач ведёт к стратегической цели. Однако само по себе наличие стратегии ещё не гарантирует победы, если эта стратегия изначально ошибочная. Можно блестяще реализовать все тактические задачи и при этом не добиться конечной стратегической цели. А нередко достижение ошибочно выбранной стратегической цели вообще ведёт к поражению.

Геополитика без стратегии невозможна. Причём геополитика немыслима без «длинной» стратегии, рассчитанной как минимум на десятилетия, а как максимум на столетия. Геополитическая стратегия это что-то среднее между математикой и шахматами. Это та реальность, которая существует в рамках холодного расчёта и безграничного терпения, где нет места ошибочному или бессмысленному (т.е. не соотносимому со стратегическим планом) ходу. Внешняя политика, сама по себе, может дёргаться и мельтешить в разных (не редко противоположных) направлениях, импульсивно реагируя на изменяющуюся внешнеполитическую ситуацию. Если же внешняя политика встроена в «длинную» геополитическую стратегию, в ней нет места случайным решениям, в ней каждый тактический ход вытекает из предыдущего и в последовательной череде тактических задач ведёт к стратегической цели. Геополитика мыслит народами, странами, континентами, столетиями, стремясь к тому, чтобы стать Судьбой.

В силу изложенного, Россия либо будет руководствоваться своей собственной геополитической стратегией, либо её просто не станет. Дальневосточная, Сибирская, Уральская республики, а также Беларусь, Украина и «Московия» могут прекрасно существовать по воле случая, встроенного в чью-то «длинную» геостратегию. Такие планы на Западе уже существуют (см. Карту №1). Империя же это вещь-в-себе, которая не просто существует, а осуществляет Миссию, трансформируя субъективную и объективную реальности в соответствии со своей конечной Целью. Соответственно, Россия как Империя возможна лишь в рамках своей особой геополитической и исторической миссии, в рамках особого Смысла, без которого она обречена рано или поздно трансформироваться в конгломерат бессмысленных квазигосударств.

 

Карта № 1. Доклад ЦРУ «Глобальные тенденции до 2015 года»

 

На данный момент, Украина и Беларусь с точки зрения русской геополитики – это воплощение бессмысленности, представляющее собой расходный материал чужих геостратегий. Но самое печальное для всех нас то, что и Россия двадцать с лишним лет балансирует на грани между типичным полуевропейским/полуазиатским государством и Империей. Два десятилетия она лишена своей особой геополитической и исторической Миссии, своего имперского Смысла. Унаследованная ею от предыдущих имперских ипостасей мощь, пока ещё удерживает её на этой тонкой грани неопределённости, но существование «как все», существование по чьей-то кальке (будь то европейской или азиатской), существование без своей особой геополитической и исторической Миссии, неумолимо приближает её к конгломерату «царств», «ханств» и «республик». Если Россия и дальше продолжит жить, руководствуясь логикой и целями среднестатистической европейской/азиатской страны, наступит момент, когда она будет вынуждена стать неимперией не только по сути, но и по форме. В этом случае беларусизации и украинизации (в геополитическом смысле) имперского пространства не избежать, и к Беларуси с Украиной добавится «Московия», а также целый ряд «самостийных» «бантустанов» от Москвы до Магадана (политические режимы многих из которых будут предельно русофобскими). Без нового имперского проекта удержать себя в существующих сейчас границах Российская Федерация не сможет. Форма любого предмета или явления всегда соответствует его сути. Это неоспоримая аксиома.

Конечно же патриотически настроенный россиянин, переполняемый гордостью за свою Родину, может категорически заявить, что Россия способна быть Империей и без каких-то украин и беларусий. Что это они без неё не могут существовать, а она – легко.

Но парадокс ситуации заключается в том, что всё обстоит как раз наоборот. Лимитрофные псевдогосударства могут существовать не существуя. Даже если они достигнут конечной фазы распада всех сфер государственной, общественной и экономической жизни. У таких стран госаппарат может превратиться в механизм бессмысленного ритуала, собственная экономика вообще отсутствовать, а население ужаться до предельного минимума. Подобные лимитрофные образования могут являть собой территорию, на которой кроме иностранных военных баз, транснациональных компаний, шикарных ресторанов, бутиков и казино в центре столицы, а также нищих аборигенов, перешедших на натуральное хозяйство и современные формы собирательства, ничего не будет. Но при этом такая страна всё равно продолжит своё существование до тех пор, пока в этом есть смысл для тех внешних, могущественных сил, которые её создали, и которым она нужна для их геополитической игры (или нужд финансово-экономического характера). Фактически – это «геостратегическая некромантия», при которой мёртвое сохраняет атрибуты жизни, чтобы умертвлять живое.

Украина это – «кукла Вуду». Она, будучи по сути, мёртвой, сохраняет формальные признаки жизни (имитирует жизнь) благодаря Западной «геополитической некромантии». Она нужна именно в этом качестве. Такова суть проекта «Ukraina». А вот Россия в таком качестве никому не нужна. Поэтому для неё всё обстоит на порядок сложнее.

Как уже было сказано ранее, Россия либо будет существовать в форме Империи, либо уйдёт из мировой истории в виде конгломерата квазигосударств псевдоевропейского/азиатского типа. Без нового имперского проекта она просто не сможет выстоять в борьбе со своими геополитическими противниками.

Если данное утверждение сейчас воспринимается как очевидное, то тот факт, что без Украины новый имперский проект России невозможен, очевиден не всем. В связи с этим, остановимся на данном вопросе, и постараемся сжато изложить его суть.

5. Русские и Империя

Если обратиться к прошлому, к истории, то без труда можно увидеть тот очевидный факт, что любая из существовавших когда-либо империй, при всей своей многонациональности и поликультурности всегда имела этно-культурное ядро, являвшееся фундаментом имперской конструкции. В Римской империи таким этно-культурным ядром были итальянские племена, заселявшие территорию современной Италии. В Монгольской империи имперским ядром были монгольские племена, обитавшие в восточной части Великой степи. В Британской империи – англосаксы, обосновавшиеся в «Туманном Альбионе».

Такое этно-культурное ядро имела и Российская империя. Оформилось оно ещё в ІX-XI вв., на значительной территории, заселённой русскими племенами в рамках княжеской конфедерации со столицей в Киеве. На севере границы ареала русского этно-культурного ядра выходили к Балтийскому морю, на юге – к Чёрному. На северо-западе достигали истоков Немана, а на юго-западе – Прута. На северо-востоке территория русского этно-культурного ядра начиналась в районе Онежского озера, шла к Клязьме и истокам Дона, а затем достигала южных притоков Днепра (см. Карту №2). Фактически Русь до монгольского вторжения представляла собой Русскую империю, которая, вобрав в себя восточно-славянские племена, в течение длительной этнокультурной трансформации создала русский народ. Без Руси Киевской, представлявшей на своём начальном этапе существования империю славянских племён, не была бы возможна Русь Московская, построившая на русском фундаменте великую многонациональную империю.

 

Карта №2. Русская империя X века.


Тем, кто планирует будущее России, необходимо забыть о сегодняшней политической и административной географии и увидеть контуры сугубо русского территориального и этно-культурного ядра, на которое в течение столетий постепенно наращивалась Российская империя. Именно к нему крепятся все иные русские территории Империи, представляющие собой её имперский остов.

При этом приходится констатировать, что без русского этно-культурного ядра (см. Карту №3), Российская империя (как, впрочем, и Российская Федерация) в принципе была бы невозможна. Это очень важный момент, о котором необходимо всегда помнить, и с которым необходимо всегда считаться тем, кто планирует будущее России.

 

Карта №3. Русское ядро Империи.


При всей значимости иных народов Империи, именно русские её создали, и именно на их плечах в течение столетий лежала основная тяжесть её существования. Об этом, прежде всего, свидетельствует сама история.

Наиболее сложный этап предымперского расширения был осуществлён исключительно силой русского оружия. На западе русская армия вела долгую, затяжную войну с поляками за исконно русские земли, методично отжимая Речь Посполитую к её сугубо польским границам, а на юго-востоке русским пришлось самостоятельно военным путём «зачистить» ошмётки Золотой Орды в виде Астраханского, Казанского, Сибирского и Крымского ханств. Благодаря победе над поляками, Россия смогла выйти к своим исконным русским рубежам на западе, а благодаря ликвидации ханств, навсегда обуздать степняков, веками истощавших своими набегами русское государство и открыть себе путь за Урал.

При этом необходимо отметить, что как на западе, так и на востоке, в авангарде русской экспансии шли великорусское и малорусское казачество. Лишь там, где противник был очень силён, основную роль играла регулярная русская армия (как это было в борьбе за Малороссию или при покорении Казанского ханства). Если на западном направлении русским приходилось методично отвоёвывать свою территорию путём тщательно спланированных военных кампаний, то после того как в жёстком военном столкновении было уничтожено Казанское ханство, продвижение на восток практически не встречало никакого серьезного сопротивления. Более того, для сотен племён и десятков народов, находившихся под гнётом ханств, русские несли освобождение. История русской экспансии не знает страшного геноцида европейских колониальных империй, когда в кратчайшие сроки европейцами уничтожались племена и целые народы, как это было в Южной Америке во времена испанских конкистадоров (которые не считали американских аборигенов людьми) или в США, где европейские колонисты методично истребили как вредных насекомых миллионы североамериканских индейцев. Русские никогда не были завоевателями, которые приходили, чтобы убивать, разрушать и грабить. Каждый новый народ входил в Российскую империю как равный русскому.

Впоследствии, войдя в фазу имперского расширения, к процессу построения Империи подключились другие её народы, проявляя не меньшее старание и доблесть чем русские. Но они только дополняли русское имперское строительство. Центральную, исключительную роль в нём продолжал играть русские.

О том, какое значение для Империи имели именно русские, свидетельствует тот факт, что в страшные годы большевистской революции, на защиту страны под лозунгом единой и неделимой России выступили именно они. Русские стали главной организованной силой, попытавшейся предотвратить гибель Империи. И если в Петрограде нерусская в своём подавляющем большинстве верхушка РСДРП(б) принимала парад Красной гвардии, в идущих колоннах которой среди латышей браво маршировали бывшие немецкие и австрийские военнопленные, то на юге России, под знамёна Добровольческой армии вставали русские люди. И, если, маршируя перед Лениным, «интернациональные» отряды хором орали «Да здравствует мировая революция!», то генерал Алексеев, начавший формирование Добровольческой армии, перед первым «Ледовым походом» с тоской в сердце написал: «Мы уходим в степи. Мы можем вернуться, если только будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы…».

Что характерно, в 1917 году на защиту России встала лучшая часть русского народа. За это, в ходе революционного погрома и гражданской войны, она была безжалостно уничтожена, при этом любое проявление русского самосознания было объявлено «русским великодержавным шовинизмом», а русское этно-культурное ядро Империи разрублено на три части. И чем же закончился советский антирусский интернационал? В 1991 году, когда советская номенклатура ломала СССР, на защиту гибнущего СССР никто не встал. Все народы Советского Союза равнодушно взирали на запущенный механизм разрушения страны. «Красная Империя» не пережила и одного поколения «советских» граждан. И это был закономерный результат разрушения русского этно-культурного ядра.

В данном случае, речь не идёт о русском национализме. Отнюдь. Никто не говорит, что русские чем-то лучше других народов, когда-то вошедших в состав Империи. Никто не призывает дать русским какие-то особые национальные полномочия и преференции. Боже упаси! Тот, кто это сделает, вобьёт первый гвоздь не только в будущий имперский проект, но и саму Российскую Федерацию. Речь идёт лишь о чистой политической прагматике и холодном расчёте, которые свидетельствуют о том, что без восстановления русского, имперского этно-культурного ядра невозможно построить не только новую Империю, но даже сохранить целостность Российской Федерации.

У русского народа никогда не было, и нет никаких льгот, преимуществ и преференций перед другими народами России, но у него есть долг перед Богом и Отечеством, есть особая историческая миссия – хранить и оберегать Российскую империю и её народы от бед и напастий, то есть нести тяжкий крест самопожертвования, и выполнять непростой долг народа-хранителя Империи.

Не зря в 1941 году советское руководство, перед лицом реальной угрозы военного поражения, обратилось в своей пропаганде не к классовым, а национальным, русским ценностям, символам, героям, победам, то есть к РУССКОМУ, а не советскому народу. Не случайно советское руководство призвало встать на защиту не интернационального коммунизма, а национального ОТЕЧЕСТВА. И не зря 24 мая 1945 года, Иосиф Сталин произнёс тост, именно за здравие Русского Народа, «наиболее выдающейся нации из всех наций, входящих в состав Советского Союза». И это был не шовинистический угар обрусевшего грузина, а осознание значимости русского народа для страны.

Если Российскую империю можно сравнить с огромным зданием, а каждый её народ с отдельным кирпичиком, то русские в этой конструкции играют роль фундамента, раствора и несущих конструкций, удерживающих всю имперскую постройку в едином целом.

Поэтому, тому, кто захочет предотвратить имперское возрождение, кто захочет разрушить существующее сейчас здание Федерации, надо просто умалить всё русское, подменив его российским, свести его к этнографической бутафории, наложить запрет на русское самосознание, сделать предельно блеклым любые проявления русскости, заклеймив в целом всё это «великодержавным шовинизмом». И тогда, если вдруг в очередной раз наступят тёмные времена и дальнейшее существование России окажется под вопросом, не найдётся тех, кто наперекор смерти уйдёт в степи, чтобы «зажечь светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы…».

По свидетельству представителей правительства Центральной Рады, русская Добровольческая армия на 80% состояла из малороссов. Это не удивительно, если учитывать, что Юго-Западный край Империи испокон веков заселяют малороссы, которые, кроме того, в виде кубанского казачества обосновались и на Северном Кавказе, дабы оборонять южные рубежи России. Поэтому, когда большевики при поддержке внешнего врага захватили контроль над великорусскими землями, на защиту Отечества, на защиту единой и неделимой России поднялись малороссы.

А теперь представьте, что бы было, если бы на тот момент существовала не полудохлая бутафорная Центральная Рада, с трудом контролировавшая даже Киев, а некая «Украина» заселённая нерусскими «украинцами», а севернее от неё находилась нерусская Беларусь. Нетрудно понять, что у Добровольческой армии не было бы даже теоретических шансов победить в войне с большевиками.

Российская империя создавалась всем русским народом, то есть совместными усилиями великороссов, малороссов и белорусов. И череда кровопролитных войн с Польшей, и методичное продвижение на Восток и Юг было великорусско-малорусско-белорусскими. Именно казацкие отряды прокладывали ту дорогу, по которой чуть позже шла русская армия и государевы люди. Потому что не было на тот момент у России необходимых ресурсов для сугубо государственной, исключительно великорусской экспансии, именно поэтому в значительной степени она была народной, общерусской. Малорусы во все века наравне с великорусами строили, хранили и защищали Империю. Все войны и великие стройки они вынесли на себе в равной степени.

На основании вышеизложенных фактов можно сделать два очень важных вывода: во-первых, российский имперский проект всегда держался на сильном, едином русском народе, и только после того, как его сила и единство были разрушены, Империя рухнула; во-вторых, без возрождения силы и единства русского народа, новый имперский проект невозможен, а длительное существование Российской Федерации становится крайне шатким и неопределённым.

6. Стратегические ошибки Москвы

В политике, и уж тем более в геополитике, пассивное подстраивание под ситуацию которую создал противник, принятие условий геостратегической игры, которые навязал враг, с абсолютной неизбежностью ведёт к поражению. Победа всегда требует для себя особых условий. Войну выигрывает тот полководец, который выбирает место, время и условия сражений. Это признак стратегического мышления.

Им, к примеру, обладал генерал-фельдмаршал Кутузов. Прекрасно осознавая превосходящую мощь французской армии и полководческий гений Наполеона, Михаил Илларионович, возглавив русские войска, заявил: «Мы Наполеона не победим. Мы его обманем». С первого дня Отечественной войны, Кутузов чётко знал, какой ход войны необходим Бонапарту для его очередной блестящей победы. Исходя из этого, он постарался его избежать, нарушить выигрышные планы Наполеона, постепенно и методично создать необходимый для русской победы стратегический перевес сил.

Французский император привычно искал решающего сражения, которое дало бы ему быструю и относительно лёгкую победу. Его армия, превосходившая русскую размерами, вооружением и боевым опытом, представляла на тот момент практически непобедимого противника.

Понимая это, Михаил Илларионович принял решение лишить французов тех стратегических преимуществ, которые делали их победу неизбежной. Именно поэтому русская армия непрерывно отступала и маневрировала, целенаправленно избегая прямого лобового столкновения. Наполеон хотел решающего сражения, а Кутузов, уклонялся от него, методично, день за днём, небольшими сражениями и мелкими стычками истощая и ослабляя армию вторжения.

Если бы была его воля, то Москву он сдал бы без боя, мудро полагая, что лучше на время потерять столицу, чем навсегда страну. Заставив отступить русские полки на Бородинском поле, Бонапарт вошёл в покинутую и сожжённую Москву. Однако, одержав ряд тактических побед, французский император не смог добиться своих стратегических задач – разгромить русскую армию и принудить Россию к капитуляции. В конечном итоге, победив практически во всех сражениях, он проиграл войну. Чем закончился для французов поход в Россию – известно. Французский военный гений склонил голову перед русским стратегическим мышлением.

В данном случае не случайно была упомянута Отечественная война 1812 года. Сегодняшняя Отечественная война за Малую Русь тоже требует постепенного и методичного изменения выгодной для наших врагов ситуации, и создания необходимых условий для нашей победы. Однако в этом направлении за двадцать лет ничего не было сделано, ни нами малорусами, ни Россией.

Если разнообразные «антифашистские», «русские», «советские», «славянские», «пророссийские» и им подобные политические «силы» Украины так и не смогли подняться над унылой клоунадой «украино-российской дружбы», уже на старте выродившись в кучку назойливых маргиналов, то все усилия России в рамках украинского вектора внешней политики были в стратегическом плане изначально ошибочными.

Первая стратегическая ошибка Москвы заключается в том, что она приняла навязанные ей Западом правила игры, признав существование нерусского, «украинского» народа (созданного во времена советского режима) и смирившись с трансформацией когда-то искусственно созданного УССР в сепарированное, по-украински нерусское государство.

Соединённые Штаты и Европа в своё время заявили: вот есть некий народ – «украинцы», есть некая страна – «Украина» и теперь вы, русские, должны с этим смириться, забыть о том, как оно всё есть на самом деле, и добиваться всеми силами торжества украино-русской/российской дружбы. А мы, США и ЕС, вам поможем достичь предельно гармоничных российско-украинских отношений.

И вот уже двадцать лет идёт безуспешный поиск этой гармонии.

А теперь представьте, что ваш сосед украл у вас кошелёк. Вы об этом знаете, поэтому пришли в милицию, написали заявление. Требуете открыть уголовное дело и в судебном порядке вернуть вам похищенное. Но в ответ вы слышите: то, что ваш кошелёк находится у вашего соседа, является очевидным и неоспоримым фактом? Да является! – соглашаетесь вы. А раз так, то никого не интересует, что ещё вчера он принадлежал вам! Прошлое не имеет значения. Смиритесь с настоящим, и забудьте о том, что было! А чтобы избежать конфликта, подпишите документ, в котором вы признаёте право вашего соседа на ваш кошелёк и живите счастливо.

Логика примиренцев всех мастей и оттенков точно такая же. Да, – говорят они, – ещё сто лет назад не было ни «украинцев» ни Украины. Ну и что? Теперь-то «украинцы» и Украина существуют! Пускай и формально, но существуют! Давайте же признаем это, смиримся с этим, и будем дружно жить! Так обычно рассуждают любители компромиссов за чужой счёт. Странная логика, если учитывать, что в политике (как и жизни вообще) нет ничего незыблемого и всё надо отвоёвывать. А ведь индивиды подобного типа когда-то уговаривали наших предков смириться с польским ярмом и немецкой оккупацией. Рассуждали они аналогичным образом. Но где бы мы все были, если бы ею руководствовались? Что осталось бы сейчас от русских и Русской земли, если бы наши предки слушали примиренцев, шли за предателями и подстраивались под интересы своих врагов?

Ни при каких условиях нельзя принимать позицию примиренцев и полуколлаборантов! И не потому, что когда-то у нас отняли Империю, отобрали русское имя, язык и культуру. Всё это не самоценности. Всё это – условия нашего свободного и полноценного существования. Без них мы обречены и дальше деградировать, превращаясь в стадо, в чей-то антропологический материал. И что немаловажно, без отнятого у нас, мы обречены покинуть мировую историю. Даже тот, кто мыслит исключительно категориями пищеварительной системы, должен понимать, что самый простой достаток и процветание может обеспечить лишь сила. И такую силу может нам дать только Империя, наша Империя.

Поэтому лишь дурак или скрытый враг может рассуждать об уступках «свидомым», некой украинско-русской/российской дружбе и гармоничных отношениях между Россией и Украиной. Проект «Ukraina» изначально был задуман как плацдарм для атаки против России и всего русского, как постоянный фактор сдерживания, блокирующий возрождение российской геополитической мощи, как необходимое условие разрушения России. К этому невозможно приспособиться, это нельзя ни при каких условиях принять, это можно лишь только устранить. Признание русскими правомочности существования проекта «Ukraina» равносильно признанию ими права пули лететь им в голову, а все разговоры о поиске волшебного алгоритма украино-русской/российской дружбы похоже на суицидальное стремление уткнуться лбом в ствол вражеского пистолета за мгновение до выстрела.

Таким образом, вторая стратегическая ошибка Москвы заключается в том, что она борется за Украину и «украинцев», а не за Малую Русь и русских малороссов (NB). Приняв антирусский/антироссийский проект «Ukraina» как нечто неизбежное и смирившись с ним, Россия долгие годы пытается установить над ним контроль, путём навязывания ему пророссийского политического режима. Ничего более абсурдного и бесперспективного нельзя и придумать. Невозможно в государстве с антирусской/антироссийской идеологией установить пророссийский политический режим (NB). Первое полностью исключает второе.

В Кремле этого как не понимали, так и не понимают. Именно поэтому в своё время там было принято изначально ошибочное решение усадить в кресло президента Украины «своего украинца». Тогда им стал бывший директор «Южмаша», а также опальный премьер-министр, Леонид Данилович Кучма, робко сидевший на краю стульев в начальственных кабинетах Белокаменной, смиренно внимая мудрым наставлениям российских чиновников. Трюк с «пророссийским» Кучмой, обещавшим русский язык в качестве второго государственного и вечную российско-украинскую дружбу, удался. Народ на «замануху» «повёлся» и за него проголосовал. Но как только директорский зад коснулся президентского кресла, «пророссийский» Кучма, который обладал правильным советским воспитанием и не мог связать вместе даже трёх украинских слов, внезапно стал ярым украинизатором и евроинтегратором, принципиально говорящим лишь на «мове».

Данная метаморфоза стала для Москвы полной неожиданностью. «Её украинец», которого она с таким трудом протащила в президентское кресло, со всей откровенностью показал ей крупный кукиш и все десять лет своего президентства в основном занимался переделыванием по своей сути русского населения страны в нерусское. Это единственное, что у него хорошо получалось на посту президента. Достигнув на этом поприще значительных достижений, Леонид Данилович в конце своей политической карьеры написал многостраничный труд под громким названием «Украина – НЕ Россия». Заметьте, назвал он свою книгу не «Украина – процветающая страна» и не «Украина – флагман стабильности и развития в Восточной Европе», а именно «Украина – не Россия». Превратить бывшую УССР в стабильную, развивающуюся и процветающую страну Леонид Данилович не смог, а вот поспособствовать деградации Малой Руси в Украину нерусскую, он в значительной степени преуспел. На презентации своего шедевра он заявил прямо: «У нас на повестке дня стоит задача, о которой в этой книге я сказал, перефразируя выражение известного итальянца: создать украинца» [10]. И самое важное в этом то, что по этому проторенному пути «создания украинца» с призывом «вбыты у соби москаля» будут идти все последующие украинские президенты. Вместо стабильности, развития и процветания они будут предлагать своему народу русофобию, украинизацию и руину. Ющенко уже вполне может написать фундаментальный труд под названием «Украина – АНТИРоссия».

Российская власть по поводу Кучмы огорчились. На одном из дней рождения Черномырдина, Путин и Медведев даже демонстративно отказались сидеть рядом с украинским экс-президентом. Но сделать правильных выводов в Москве не смогли, и уже в 2004 году на политической арене Украины замаячила грузная и нелепая фигура ещё одного «пророссийского украинца» в виде Виктора Фёдоровича Януковича.

Конечно же, в Кремле в отношении «эффективного хозяйственника» из Донецкой глубинки таких иллюзий как в отношении Кучмы не питали, поэтому его со всех сторон (от силовых структур и правительства, до Администрации) плотно упаковали «своими людьми». После того, как Запад поднял на щит лозунг «Украина без Кучмы», Леонид Данилович был вынужден сделать резкий крен в сторону России и разрешить своим российским друзьям размещать на ключевых должностях персонажей, так или иначе ориентированных на Москву. С точки зрения Кремля, это давало гарантию того, что под руководством нового президента внутренняя и внешняя политика Украины будут двигаться в правильном (то есть пророссийском) направлении.

Таким образом, в этот раз Москва сделал ставку не только на «своего украинца» в кресле президента Украины, но и на расстановку «своих» людей на ключевых государственных постах. С точки зрения российских чиновников, привыкших мыслить простыми и незамысловатыми категориями, подобная тактика давала практически стопроцентный шанс на успех. Именно поэтому Владимир Владимирович Путин так неосторожно поспешил поздравить «донецкого самородка» с президентской победой.

Однако Москву в очередной раз ждало неприятное разочарование. В то время как россияне активно нагибали Кучму, заполняли своими «куклами» начальственные кресла в госструктурах и протаскивали в президенты «своего» человека, американцы активно готовили государственный переворот, опираясь на широкие народные массы.

В данном случае вызревало столкновение двух политических стратегий. Если Россия делала ставку на интенсивное «окучивание» политических приспособленцев и представителей продажного истеблишмента, в целом представлявших правящую элиту, то Соединённые Штаты вели активную работу с народом, уделяя особое внимание молодёжи. С одной стороны они формировали путём информационно-идеологической обработки (через гранты и НПО) свою «преторианскую гвардию» – прозападных «свидомитов» и либералов всех мастей, а с другой стороны, при помощи СМИ и «свидомо-либеральных преторианцев» непосредственно управляли ненавистью народа к власти.

Иначе говоря, в борьбе за Украину РФ попробовала опереться на правящую украинскую элиту, а США, через «свидомых» посредников непосредственно обратились к простому народу. В конечном итоге Путин поздравил Януковича с победой на президентских выборах, а Вашингтон, выведя на «Майдан» кипящий от ненависти к власти народ, эту победу отобрали, обнулив и «эффективного хозяйственника» с Донбасса и все хитрые политические интриги Москвы.

Но вот что забавно, второе поражение Кремля в сражении за Украину ничему не научило российских политиков и чиновников. Третья стратегическая ошибка Москвы заключается в том, что до сих пор она пытается опереться в Украине на недееспособную, продажную и по своей сути антирусскую/антироссийскую украинскую элиту (а-ля Кучма), а не на простой народ (NB).

То, что в 2010 году Москва опять всё поставила на «донецкого самородка», с одной стороны свидетельствует о том, что ставить ей просто не на кого, а с другой, о том, что россияне просто не знают, что им делать с Украиной. Все действия чиновников Администрации президента России по украинской проблеме свидетельствуют о том, что они в большей степени лишь имитируют работу, заботясь не о результате, а об квартальных и годовых отчётах.

Когда Виктор Янукович на плечах обманутого им народа русской украйны въехал в президентский кабинет, в Кремле царила эйфория. Там всерьёз полагали, что России наконец-то удалось сорвать джек-пот. Однако уже через год даже самые глупые поняли, что победа в 2010 году на президентских выборах Виктора Януковича, стала очередным поражением России.

Естественно, что под тяжестью систематических ошибок и неудач тактика Москвы стала постепенно меняться.

На данный момент в Кремле наконец-то поняли, что на Украине нет такого политика, который был бы «своим» для России в президентском кресле. Там не понимают причин этого, но саму эту очевидную истину осознать уже смогли. Теперь россияне знают, что для России в украинском политикуме «своих» нет.

Исходя из этого неожиданного открытия, Москва уже не ищет «правильного украинца», на которого можно сделать ставку, а просто проводит многоходовые комбинации, используя украинских политиков, бизнесменов и чиновников в качестве объектов манипулирования. Главная цель этих многоходовых комбинаций заключается в стремлении любой ценой затащить Украину в российские интеграционные проекты, на вершине которых маячит Евразийский союз.

Видя то, с каким упорством правящая украинская элита упирается, предельно дистанцируясь от всяких реинтеграционных инициатив Москвы, Кремль принял решение тащить «украинопилов» в Евразийский союз волоком, периодически давая им ногой под их упитанные зады. Это означает, что россияне взяли на вооружение стратегию максимального финансово-экономического ослабления правящей украинской элиты. В Москве считают, что раз «панство» не хочет интегрироваться, необходимо отнимать и банкротить его бизнес. А так как, в целом, бизнес украинского «панства» представляет собой, образно говоря, «ЗАО «Украина»», то банкротить России приходится страну в целом. Делать это не сложно, если учитывать, что в экономическом плане Украина пока ещё жива в значительной степени благодаря своей производственной и торговой связи с Россией. Россиянам даже не надо ничего делать. Стоит Москве лишь сломать оставшиеся связующие российско-украинские торгово-экономические звенья, и Украина опустится на самое дно финансово-экономической и социальной катастрофы. И никакая Европа, никакие США не смогут её удержать на плаву, Украина – не Грузия, Западной финансовой поддержки, в лучшем случае, хватит лишь на правящую украинскую элиту.

Именно поэтому пока наша страна идёт по пути евроинтеграции и дистанцируется от реинтеграционных проектов России, у Украины не будет дешёвого газа, внутренний рынок Таможенного союза для многих видов украинской продукции будет закрыт, и ни один из российско-украинских экономических проектов, которые часто упоминаются во время официальных мероприятий, не будет реализован. По этой причине не только газовые переговоры, но и российско-украинские отношения в целом на данный момент зашли в тупик. Это – стратегический выбор России. Но, ни правящая украинская элита, ни украинские чиновники до сих пор этого не поняли.

В этом действия Москвы предельно логичны. Но вот в чём беда, даже если уйдут в небытие остатки украинской промышленности, даже если на Украине единственным бизнесом станет продажа ресурсов, даже если 95% населения страны погрузится в нищету и перейдёт на натуральное хозяйство, нет никакой гарантии, что правящая украинская элита решит совершить радикальный внешнеполитический разворот в сторону России. Тем более, если к власти вновь придут «свидомые», которые на данный момент являются единственной альтернативой всеми ненавидимой Партии регионов. Проблема в том, что любой националистический или просто антирусский/антироссийский режим на Украине будет политически и финансово поддержан Западом. Этой поддержки будет недостаточно для того, чтобы остановить деградацию страны и вырождение народа, но этого будет вполне достаточно для того, чтобы стабилизировать националистический режим на Украине, сохранить проект «Ukraina» и создать на территории бывшей УССР военный плацдарм для удара по Российской Федерации.

Таким образом, четвёртая стратегическая ошибка Москвы заключается в том, что она тратит ресурсы и время, на то, чтобы принудить правящую украинскую элиту, представляющую собой основной элемент антирусского/антироссийского проекта «Ukraina», идти в российском политическом и экономическом фарватере, вместо того, чтобы целиком поменять элиту и запустить на территории Украины русский/малорусский проект.

В схватке за Украину проиграет тот, кто не знает, что будет после политического крушения Партии регионов. У Запада уже есть альтернатива Виктору Януковичу и «регионалам». А есть ли такая альтернатива у России? Или, быть может, в Москве считают, что «донецкие самородки» пришли к власти навсегда и будущего нашей страны без «регионалов» не существует? Сомнительно. Слишком уж очевидной стала нисходящая траектория политического движения Партии регионов во главе с её межигорским вождём.

Если американцы уже сейчас опираются на Тимошенко, Яценюка и всю оппозиционную компанию, за которой стоят «свидомые» регионы запада и политическое болото центра страны, то на кого (когда озверевший народ начнёт вытягивать «регионалов» за ноги из их кабинетов) в очередной схватке за Украину могут опереться россияне?

В том-то и дело, что если со стороны галицийско-свидомитской украйны на Януковича и К° напирает новая «оранжевая» оппозиция, то русскую украйну на политической сцене, и уж тем более в оппозиции никто не представляет. Русская украйна переполнена тотальным недовольством в отношении режима «регионалов», но это недовольство не оформлено ни идеологически, ни политически. А ведь именно на русскую украйну, на миллионы людей юго-восточных регионов могла бы опереться Россия в своей борьбе за Украину, как это когда-то было в XVII веке.

Однако вместо того, чтобы взращивать лидеров русской украйны, вместо того, чтобы последовательно формировать и расширять информационно-идеологическое пространство русской украйны, вместо того, чтобы помочь малороссам создать своё мощное политическое движение, Москва пытается уболтать и укатать украинские олигархические кланы, чьи корпоративные интересы намертво привязаны к проекту «Ukraina».

Похоже на то, что в Москве в качестве единственно возможной альтернативы Януковичу видят лишь всеми позабытого и позаброшенного Виктора Медведчука. Если бурная публицистическая и общественная активность Виктора Владимировича это не его инициативная самодеятельность, а попытка Москвы создать нечто своё вне стройных рядов Партии регионов, то эта попытка крайне странная. И дело даже не в тяжёлой политической карме экс-главы Администрации президента Кучмы, которая вряд ли позволит ему высоко взлететь, а в том, что за Виктором Владимировичем пустота. Ну, если не считать дохленького сетевого ресурса с унылым до тошноты контентом (на котором удивляет присутствие баннера сайта «Альтернатива»), виртуальной общественной организации «Украинский выбор» и бесконечных уличных билбордов, свидетельствующих о наличии денег и отсутствии креатива.

Лозунг «Украинского выбора» – «Нет силы сильнее идеи, время которой пришло». Лозунг бесспорно правильный. Однако обнаружить у «Украинского выбора» эту идею, тем более идеологию, даже при всём желании, не получается. А без идеи любой политический проект закончится вместе с деньгами, которые на него выделили. Поэтому «Украинский выбор», даже в отдалённой перспективе, в большей степени похож не на альтернативу Партии регионов, а на любимую игрушку Владимира Медведчука.

На данный момент очень сложно понять, как видят в Москве сложившуюся ситуацию на украинском внешнеполитическом направлении. И видят ли там её вообще. Учитывая особенности той публики, которая занималась «украинским вопросом» в Администрации президента Медведева, и её достижения последних пяти лет, возникает большое сомнение в том, что в Белокаменной адекватно воспринимают то, что здесь у нас сейчас происходит. Москва дремлет? Как в 2004?

Проблема в том, что за двадцать лет Москва так и не смогла выработать для себя чёткую и ясную цель относительно Украины. В Белокаменной до сих пор никто не знает чем сейчас является для России Украина, а главное, чем она для неё должна быть. В Москве определились лишь с тем, где она должна быть. С точки зрения правящей российской элиты Украина обязана находиться в Таможенном союзе, Едином экономическом пространстве и в конечном итоге в Евразийском союзе. С этим там всё ясно. Но вот беда, в Кремле так до сих пор и не поняли, что то, ГДЕ будет находиться Украина, непосредственно зависит от того, ЧЕМ Украина является или будет являться. Российские чиновники пока ещё не смогли постичь ту простую истину, что местопребывание любого объекта зависит от его свойств. Рыба не будет жить на суше, пингвин не будет парить в небесах, «свидомый украйинэць» не будет кооперироваться с Москвой, а страна с антирусской и антироссийской идеологией, стремящаяся любой ценой избавиться от своей русскости, никогда не станет полноценным участником интеграционных проектов России.

 

Продолжение следует.

___________________________________

[10] Выступление Президента Украины Леонида Кучмы на презентации книги «Украина - не Россия» в Москве, http://supol.narod.ru/archive/books/cuchma.htm

Автор: Андрей Ваджра Источник - Альтернатива.| Комментарии (8) | Просмотров: 2021