УКРАИНА

главная

 

экономика

 

политика

 

общество

Гонка вооружения в экономической теории
3-08-2012, 09:21 | Экономика |
 

Чему Европа может научиться у Америки?

Во-первых, Центробанки в США, равно как в Канаде, Англии и Китае, занимаются тем, для чего они были изначально придуманы: напрямую финансируют бюджет. Я понял, что очень сложно объяснить континентальной Европе, насколько разнятся в этом отношении англоговорящие страны. Здесь существует предвзятое убеждение о том, что финансирование внутреннего дефицита Центробанком носит инфляционный характер. Это полная чушь, о чем как раз свидетельствует недавний опыт Америки: самая крупномасштабная за всю историю страны эмиссия денег шла рука об руку с дефлированием долга. Именно коммерческие банки спровоцировали инфляцию в период  экономического пузыря, начиная с Северной Америки и заканчивая Европой. Они без оглядки выдавали ипотечные и другие кредиты, значительно превосходящие способности внутренних экономик их погасить. Реальный Центробанк может создавать кредиты так же легко, как это делают коммерческие банки, однако ЦБ делают это, не преследуя спекулятивных целей. Они не производят на свет «мусорных» ипотечных кредитов, в основе которых лежат «займы лжеца» («лжецы» здесь банки, а не заемщики) и вымышленные оценки, после чего обманным путем займы попадают в руки инвестиционных банков, которые «в красивой упаковке» продают их доверчивым европейцам, пенсионным фондам и другим клиентам. 

Другими словами, в текущих мерах экономии нет необходимости. Если бы Европа действовала по примеру Штатов, она могла бы спасти банки. Но нужно ли это? Во-вторых, я хочу сказать, что существуют веские аргументы против финансирования неправильно функционирующего чрезмерно высокого долга, финансовой и налоговой систем. Лучше изменить эти системы. Пол Кругман призвал Федрезерв одолжить банкам средства в размере их плохих долгов и отрицательного капитала (когда уровень долга превышает рыночную стоимость активов). Экономист ратует за применение кейнсианской программы расходов. Это очень либеральное решение: бросать деньги на ветер без поиска структурной реформы. В опубликованном на прошлой неделе ежегодном отчете Банк международных расчетов (BIS) заявил о том, что монетарная политика в одиночку не может разрешить проблему утраты кредитоспособности. Это как раз то, что имеет сейчас Европа: не просто неликвидность гособлигаций и корпоративного долга, а отсутствие кредитоспособности.  В таких обстоятельствах, поясняет BIS, необходимо списать долг до такого размера, который можно погасить, а также провести структурные реформы, чтобы предотвратить повторение экономики «мыльного пузыря».   

У канадского профсоюза работников почты есть неофициальный слоган: «Если что-то не стоит делать, не нужно делать это хорошо». Данный лозунг можно отнести к Европе: плохо структурированную экономику не стоит субсидировать или спасать. В первую очередь экономическая структура должна быть организована на высоком уровне. Начнем с того, что это включает в себя списание избыточного долга. Это как раз то, что помогло создать «немецкое экономическое чудо» в 1948 годув рамках монетарной реформы, когда были списаны крупные объемы долгов, в том числе и задолженность работодателей перед работниками в виде зарплат. Легко было списать долги перед простыми гражданами, сложнее сделать это в случае с сильными институтами, особенно с банками.  Представим себе списание долга Греции. Прежде всего, это навредит греческим банкам и еще более невинным немецким страховым компаниям и банкам. Есть скромное предложение, как выйти из этой ситуации. Во-первых, нужно позволить греческим банкам обанкротиться. Они завели в тупик попытки правительства остановить уклонение от налогов и отмывание денег. Безусловно, их вкладчики должны быть объединены стандартизированной системой страхования государственного банка. Однако держатели облигаций и акций и даже незастрахованные вкладчики – это совсем другое дело. 

Что касается немецких институтов, если «безупречная репутация» Афин отберет у них кредитоспособность, правительство Германии может сделать то же, что уполномочена осуществить американская Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC): поглотить их, объединить вкладчиков и застрахованных лиц и управлять этими институтами как государственными – либо временно, либо постоянно. Альтернативой здесь являются бюджетные меры и дефлирование долга, которые будут способствовать «сжатию» европейских рынков, снижению качества жизни и в конечном итоге превратят континент в «старую Европу», которую уже слишком поздно спасать, как неоднократно говорил Дональд Рамсфельд, будучи министром обороны США. Любое обсуждение американской экономики всегда обязательно затрагивает мировой контекст. Таким образом, необходимо обращать внимание не только на состояние внутренней экономики Америки, но и ее отношения с Европой и странами БРИК. 

Важнее всего финансовая динамика. Продолжительное снижение цен на недвижимость в сочетании с долгами местных властей привело к дефлированию долга. Учитывая, что личные и корпоративные доходы выделяются на погашение задолженности, расходы на новое потребление и инвестиционные товары сокращаются. Продажи и возможности в области найма терпят упадок, особенно в случае с новичками на рынке трудовых ресурсов. В Европе и США не могут быть погашены ключевые категории долга, за исключением отчужденной и впоследствии переданной кредиторам собственности. Краткосрочные финансовые цели затмевают долгосрочные урегулирования, которые потребуются в конечном итоге: списание долга в государственном и частном секторах. Для экономик Америки и Европы альтернативой этому инерционному бизнес-сценарию может послужить только лишь пример стран Балтии, где сокращение экономии усугубляется жесткими бюджетными мерами.  Правительство США, равно как и европейские власти, приняло на государственный баланс плохие долги банков. Это не проблема для Штатов, где Федрезерв может просто создать кредит и передвинуть сроки погашения задолженности. Однако в случае с Европой при текущих ограничениях Центробанка госдолг просто не может быть погашен. Вместо того чтобы изменить правила для ЦБ, ЕС «окунает» континент в депрессию и заставляет экономику сокращаться.

 

Бюджетные меры и отрицательный капитал в США 

Американская экономика свободна от финансовых ограничений, которые европейцы сами на себя наложили. Федрезерв занимается тем, что и положено делать Центробанкам: посредством покупок госдолга монетизирует государственные расходы, опережающие поступление в бюджет. Однако увеличение объемов нового госдолга отнюдь не в первую очередь направлено на финансирование дефицита с целью стимулирования роста экономической активности и занятости, инвестирование в восстановление национальной инфраструктуры или распределение между штатами и городами государственных расходов, которые в прошлом позволили им сбалансировать местные бюджеты. Правительство создало долг в попытке возобновить рост инфляции на рынках недвижимости и вернуть их к уровням экономики «мыльного пузыря». 

Фактически, шансов на успех было немного. В  рамках второго раунда программы количественного смягчения (QE2), запущенной Федрезервом, банки отправили за пределы страны $800 млрд., большая часть которых оказалась в странах БРИК.  Основная задача банков заключалась в том, чтобы выйти из отрицательного капитала, но не посредством предоставления займов рынку недвижимости, где цены продолжали падать. Это вовлекает еще больше недвижимости и сами банки в болотную трясину. Таким образом, рынок недвижимости, потребители и компании испытывают нехватку новых кредитов. Рынки «сжимаются» из-за дефлирования долга. 

Города и штаты также сталкиваются с сокращением налоговой базы, и многие из них попадают под конституционные требования сбалансированного бюджета. Выбранный путь наименьшего сопротивления – недофинансирование пенсионной программы – сильно отстал от планов, особенно ввиду того, что годовой процент прибыли должен был составлять 8%. На сегодняшний день этот процент стал выглядеть еще менее уместным, чем 10 лет назад. Некоторые регионы приняли не себя риски и понесли потери, причем их убытки сопряжены с прибылью крупнейших банков от операций с производными инструментами. 

Ключевой момент здесь заключается в том, что американская экономика не в силах «погасить свой долг за счет заемных средств». Отсюда перспектива – бюджетные меры, аналогичные европейским. Финансовые махинации в США фактически декриминализованы. В двух словах, люди утратили доверие к банкам, а сам финансовый сектор не доверяет дочерним институтам. Финансирование бизнеса со стороны небанковского денежного рынка иссякло, а частные лица опасаются инвестиций в фондовую биржу. Президент Обама остается верным своей прогрессивной риторике, но фактически является неолибералом. (Его наставником в Сенате был Джо Либерман, который помог ему выбрать советников, являющихся сторонниками «рубиномики»). Митт Ромни делает вид, что относит себя к правым экстремистам, но придерживается умеренных взглядов на экономическую политику. Однако, возможно, он ощущает на себе давление в плане оказания поддержки лоббистам правых республиканцев в руководстве Конгресса. Но даже если и так, большого отличия от администрации Обамы нет. В этом аспекте ситуация в США очень походит на ситуацию в Британии, где в течение последних нескольких лет Лейбористская партия является одной из ведущих партий в стране: центристская или даже левая риторика в отношении социальной политики, в то время как неолиберальная финансовая политика оказывает поддержку банкам. ВЫВОД: Ни США, ни европейские экономики не могут погасить свой долг. Ситуация с дефлированием долга продолжит усугубляться, а дефициты бюджетов – расширяться. 

 

Политические перспективы США 

Так же, как и в Европе, в США практически отсутствует альтернатива мнимым левым -  Демократической партии, профсоюзам и союзническим интересам. Обама, являющийся еще большим неолибералом, чем кандидат от республиканцев Митт Ромни, скорее всего, одержит победу на президентских выборах в ноябре. Обычные сторонники Республиканской и Демократической партий – представляющие интересы, по большей части, Уолл-стрит и рынка недвижимости – осознают, что президент-демократ находится в более выгодном положении, нежели республиканец, в аспекте нейтрализации оппозиции в Конгрессе или Сенате, направленной против реструктуризации и приватизации Министерства здравоохранения и социального обеспечения. Скорее, демократы выступят против подобных предложений республиканцев, нежели против идей, выдвигаемых лидером их собственной партии. Эта ситуация очень походит на то, как в Британи Тони Блэр искоренял «тэтчеризм» из консерваторов в попытке приватизировать железнодорожный транспорт и метрополитен, а также продвинуть план общественно-государственного объединения. Политика «Рубиномики» по большому счету нуждается в поддержке лидеров Демократической партии. 

Многие избиратели просто решат остаться дома, и у г-на Ромни, вероятно, будет шанс на победу, опираясь на поддержку Юга и Запада, и даже, возможно, некоторых относящихся к Среднему Западу «колеблющихся» штатов. В любом случае, администрация в 2013-16 гг. будет представлять собой двухпартийную систему с неолиберальными бюджетными мерами. С точки зрения Америки, Европа – это мертвая зона. Я же расцениваю ситуацию как финансовое и фискальное саморазрушение. Надежда на прогресс имела бы право на существование, если бы финансовый кризис использовался для «зачистки» бюрократии и изменения системы налогообложения. Это предотвратило бы раздувание нового пузыря на рынке недвижимости путем удерживания «чистой» стоимости земельных участков, которые можно было бы капитализировать в банковские кредиты. Это, в свою очередь, может позволить снизить цены на жилье и упразднить налог на занятость. Все это можно было бы совместить с уменьшением размера бюрократической системы Греции, к примеру. 

Но я не думаю, что это произойдет в Европе. Меры экономии, скорее, усугубят ситуацию с дефицитом бюджета, нежели улучшат ее. Европейские экономики будут расти намного медленнее, чем ожидают экономисты, а СМИ будут трактовать это как «неожиданный спад», «неприятный сюрприз для каждого из нас» и т.д. Наиболее вероятной реакцией политиков станет националистическая оппозиция к государственной власти. Но в лице этой оппозиции, скорее, встанет правый предел политического спектра, нежели левый. Именно это поражает в сегодняшней политической ситуации, сложившейся в Европе и США: неспособность левых представить экономическую альтернативу, и несостоятельность правых в проведении реформы системы налогообложения и искоренении коррупции.  ВЫВОД: Состояние торгового баланса в США может улучшиться, поскольку потребительские бюджеты сокращаются, ограничивая импорт, а сланцевый газ снижает спрос на импорт. Однако притоки капитала вряд ли увеличатся. И до тех пор, пока не начнут повышаться процентные ставки, оттоки капитала будут продолжаться (такими же объемами, как в случае с Японией после 1990 года). В этом аспекте Америка страдает «синдромом Японии». 

Вместо международной «кооперации» мы наблюдаем региональное соперничество между блоками, разбитыми на два лагеря: НАТО под эгидой США и страны БРИК, расширяющие границы своего влияния. Европа же выглядит изолированной, поскольку ее рынки не растут, и она не является приоритетной инвестиционной зоной. Страны БРИК могут установить контроль за движением капитала, направленный против политики дешевых кредитов в США. Финансовые потоки и оттоки капитала оказывают повышательное давление на курс валют стран БРИК за счет евро и доллара. Если евро не снижается в паре с долларом, скорее всего, это объясняется тем, что обе валюты одинаково слабы и испытывают аналогичные трудности. Обе экономики сокращаются, что еще сильнее ударяет по рынку недвижимости и госбюджетам. Это «евро-американское» сокращение может подтолкнуть Китай и другие участницы БРИК к тому, чтобы больше рассчитывать на рост своего внутреннего рынка. Уровень заработных плат в Поднебесной повысится, что переориентирует производство на удовлетворение внутреннего потребительского спроса в ущерб спросу на экспорт. 

Основная проблема для Китая заключается в том, что в первую очередь увеличение доходов потребителей отражается на активизации покупок автомобилей. В ответ на это правительство увеличит объемы инвестиций в общественный транспорт и, скорее всего, введет «экологический» налог.  Для минимизации затрат на транспортировку будет усилено рассредоточение городских центров. Вероятно усиление контроля за потоками капитала, а также валютная деноминация внешней торговли и инвестиции в валюты стран БРИК вместо доллара и евро. Эта тенденция ускорится, если военная политика Европы и США продолжит проникать в Азию и другие регионы. Судя по текущему положению дел, военные дипломаты США могут сфокусироваться на попытках восстановить свое влияние в Латинской Америке, включая приватизацию ключевых объектов инфраструктуры для покупателей (в кредит), которые будут участвовать во взимании ренты, повышая уровень цен. Таким образом, результатом дефлирования долга станет повышение стоимости жизни и разрушение большей части экономики, что в одинаковой степени надавит на рынок труда и торговлю.  Данную политику можно охарактеризовать фразой «ни шатко, ни валко», подразумевая, что неизбежное постоянно откладывается на потом: масштабное списание госдолга, уход от доллара в качестве мировой резервной валюты (вполне возможно, последующим введением золотого стандарта). С дипломатической точки зрения эти изменения ограничат военные расходы США, в то время как Европа будет вынуждена переориентировать свой географический фокус для того, чтобы возобновить экономический рост, покончить с дефлированием долга, безработицей и даже эмиграцией. 

 

Проблема неолиберала

Термин «неолиберализм» искажает и даже переворачивает классическую либеральную идею свободных рынков. Это вооружение экономической теории, похищение первозданной либеральной дисциплины, направленной на защиту от особых привилегий и рентных доходов. Классические экономисты подразумевали под свободным рынком отсутствие на нем неначисленных доходов, которые определялись как земельная рента, природная рента, монопольная рента и привилегия взимания ренты. Однако в глазах неолибералов, на свободном рынке не должно быть налогов и регулирования доходов рантье.  Неолиберализм и нео-консерватизм являются взаимодополняющими доктринами власти и самодержавия в сочетании с упразднением демократического закона. Цель этих направлений - замена государственного правительства на олигархическую власть с целью угнетения народа. На сегодняшний день задачей неолиберала является захват государственной власти с получением свободного доступа к финансовому сектору. Доктрина  нацелена на упразднение налога на банки и финансовые институты, а также на их основных клиентов: рынок недвижимости и монополии. 

Неолиберализм – это доктрина централизованного планирования, которое должно перейти от правительств к более централизованным финансовым центрам. Такие идеологические дерегуляторы, как Алан Гринспен и Тим Гайтнер были назначены на ключевые регулирующие должности в США. Результат – доктрина финансовой войны не только против рынка труда, но и против индустрии и правительства. При получении финансовой власти над погрязшими в долгах экономиками, банковский и финансовый секторы откачивают ресурсы из реальной экономики. Такой бизнес-план не основан на трудоустройстве населения с целью увеличения объемов производства, а подразумевает получение в собственные карманы как можно больше прибыли и ее капитализации в процентные выплаты или обеспеченный или обещанный кредит.

Эффект от этого не сильнее, чем от римской демократии, где голосование возглавляли крупнейшие землевладельцы в расчете один голос на один акр. В случае с США голоса покупаются не за землю как таковую, а за доллары из финансового сектора. В результате, разумеется, большая часть долларов приходит от взимания ренты. Практически неизбежный результат такой политики – экономическая поляризация, прежде всего, между кредиторами и задолжниками. Таким образом, финальной стадией неолиберализма является угроза наступления «века обскурантизма» - одной из форм долговой кабалы. Подобно тому, как римские кредиторы и хищническое расширение их класса погубило Римскую Империю, комбинация неолиберализма и нео-консерватизма в сегодняшние дни пытается глобализироваться, распространяя меры экономии, невзирая на то, что приносит технологический прогресс суверенным должникам. 

Автор: Майкл Гудзон Источник - forexpf.ru.| Комментарии (8) | Просмотров: 1602